text

Чтобы сразу развеять одно заблуждение

Имя teavera вовсе не означает необыкновенную любовь к чаю. Просто так ("чайная") меня прозвал хороший друг лет двенадцать назад, за неимением красок пытаясь нарисовать мой портрет чайной заваркой. Получившееся при переводе на английский словообразование оказалось неожиданно симпатичным. tea в нем относится не столько к напитку, сколько к образу, экспортируемому из той мифической Британии, которая существует в книжках и фильмах, но, кажется, никогда не существовала в реальности. ("Британии, которая не существует в головах многих").

В сущности, чая в teaver'e не больше, чем в чайной розе, чайной ложке и морской чайке.

UPD: Чем гордится автор этого журнала? Тэгами:
Чайная коллекция
Фонд развития мизантропии;
Скетчи про бедного рыцаря;
и немножко графомании.

Тэги иногда перекрещиваются.

Статьи времен арт-критической юности:
http://moscowbiennale.ru/ru/publications/198_05.2.2005/
http://moscowbiennale.ru/ru/publications/179_03.2.2005/
http://www.gif.ru/themes/culture/bi-2005/freedom/
http://www.gif.ru/themes/culture/bi-2005/3exhibition/
http://www.gif.ru/themes/society/bubnovy-valet/arttoday-ru/

Статьи на Religo.ru: http://religo.ru/author/teavera

text

Пока складывается впечатление, что в каждой серии...

...Lie to me (я, конечно, смотрю позже всех) есть два кейса. Первый, которому посвящено больше времени и которым занимается основная команда — читающие по лицам, — полон натяжек и неожиданных удачных совпадений. Красиво, но сразу видно сказку с вафельными оградками и карамельным кружевом. А вот второй, поддерживающий, которым занимается команда, исследующая голос — скучен, но похож на правду (хотя наверняка тоже выдумка).
text

Бред сумасшедшего как будущая пропаганда

«Все это честолюбие, и честолюбие оттого, что под язычком находится маленький пузырек и в нем небольшой червячок величиною с булавочную головку, и это все делает какой-то цирюльник, который живет в Гороховой. Я не помню, как его зовут; но достоверно известно, что он, вместе с одною повивальною бабкою, хочет по всему свету распространить магометанство, и оттого уже, говорят, во Франции большая часть народа признает веру Магомета.»

Н.В. Гоголь, «Записки сумасшедшего», запись от Мартобря 86 числа.
text

Анна

Анна живет в идеально квадратной комнате, стены которой выкрашены белым. На одной стене квадратное же окно, у другой (если поворачивать голову против часовой стрелки) на полу лежит толстый пружинный матрас в черном чехле, в следующей стене дверь, дальше — письменный стол и выглядящий хрупким пустой книжный стеллаж того же черного цвета. Над матрасом и письменным столом висят заменители картин: узкие черные прямоугольники в металлических черных рамах.

Анна любит полную форму своего имени, особенно когда оно записано строчными печатными буквами: её привлекает симметричная упорядоченность наклонных и вертикальных линий, подчеркнутая пересекающим их пунктиром.

У Анны нестандартная фигура, поэтому удачную одежду она покупает сразу в нескольких экземплярах, и, для удобства, всегда черного цвета. Ей кажется, что такой гардероб отражает её любимые черты характера: ясность и простоту.
text

Даниил

Даниил живет в бутылке. У него там есть небольшой письменный стол, кресло, раскладывающееся в кровать, запас не размокающей в воде бумаги и карандашей. Каждый день он пишет подробный отчет о том, что он видит сквозь кривое и мутное зеленое стекло, тщательно складывает его и с помощью специальной рогатки, укрепленной в центре донышка, выбрасывает наружу. Что происходит с посланиями потом, Даниил не знает, но работу исполняет прилежно и аккуратно.
text

К вопросу о Propiska

... в пятой же книге писем о своих путешествиях прославленный Птолемей Филадельфус (тот самый, гофмановский, из "Крошки Цахеса"), помимо прочего сообщал: когда он прибыл в ту восточно-северную страну, которая, как говорили ему в Керепесском университете, упиралась дальней своей границей непосредственно в Край Света, то ему сразу же бросилась в глаза следующая странность: местные жители, чрезвычайно бородатые мужчины, которых обычно именовали mujik, все поголовно ездили верхом на ревущих зверях весьма дикого и опасного обличия. В одной руке каждый абориген держал некий музыкальный инструмент, которым издавал относительно мелодичные звуки, а в другой - некий стеклянный сосуд, из коего непрестанно что-то пил. Громовым хором все mujik'и тянули странную унылую песню. Самое же удивительное заключалось в том, что их движение не было куда-либо устремлено, все они медленно описывали круги на своих грозных косматых и зубастых скакунах: большей частью они кружили вокруг собственных домов, а некоторые - вокруг некоего воображаемого эпицентра.
- Скажите мне, о друг мой, - обратился Птолемей Филадельфус к проводнику, - о чём поют эти добрые туземцы ?
- Это песня kalinkamalinka, - отвечал проводник. - Они поют о том, что хотят спать.
- А как именуется их музыкальный инструмент?
- Balalayka, - отвечал проводник.
- А что за питьё, в котором они черпают силы и даже, похоже, некую жизнерадостность?
- Wodka, - отвечал проводник.
- А что за могучие животные бесстрашно используются тут для передвижения?
- Medwed, - пояснил проводник.
- Ну а теперь, отважный друг мой, - с надеждой вопросил Филадельфус, - откройте мне самую тревожную особенность этой страны: в чём состоит смысл этого всеобщего движения ? Почему миллионы людей, пребывая в постоянном движении, по сути, не сдвигаются с места, словно невидимая цепь привязывает их к невидимому шесту, подобно, да не в обиду будет сказано сие, некоей козе или корове ?
Проводник пожал плечами и сказал:
- Propiska.
Впоследствии, несмотря на все усилия, знаменитый Птолемей Филадельфус так и не смог прояснить значение этого, несомненно, самого загадочного из всех, термина.


Кирилл Серебренитcкий тут: https://www.facebook.com/teladim/posts/520830554619358
text

Записная книжка || архивное

Лет пять назад мы нашли в подвальном хозяйственном магазинчике в Царицыно кружки с вангоговскими "Лодками в Сен-Мари", купили их и спросили у продавщицы: "А ещё кружки с постимпрессионистами у вас есть?" Она почему-то заметно обиделась, надулась и сказала: "Нет. Шли бы вы в музей."
text

(no subject)

Бодрость портит характер. Мы бодры, веселы, наблюдательны, чрезмерно любопытны и очень, очень язвительны. Когда бодрость пройдет, запрошу ремонт.
А пока шесть дней в России, помехи в рамках допустимого, небольшая турбулентность.

Posted via LiveJournal app for iPad.

text

Записная книжка || обрывки не поддающихся реконструкции разговоров

"Годы жизни за полярным кругом научили меня радоваться простым вещам: солнцу, теплу... Но сейчас, черт побери, холодно и темно, поэтому не приставайте ко мне со своей нелепой жизнерадостностью!"

"Я не хочу есть твое варенье! Что-то заставляет меня!"

"Да, я овощ! Но овощ злопамятный и мстительный!"

"Вода из термальных источников — это отвар из грешников".

"Ну он же механик! У него такие мозги—механические".

"Сосед взял кредит и купил себе дорогую машину. А я... я купил перфоратор".

"А чем вы занимаетесь? — Я? Шуршу бумагой".

Posted via LiveJournal app for iPad.

A Victorian woman

Записная книжка || Диалоги || Вероводство

— А можешь посмотреть на меня свысока?
— Наташа, чтобы Вера посмотрела свысока, её нужно попросить расслабиться, и нужное выражение превосходства появится естественно и непроизвольно.

Каким же гадом должны считать меня окружающие. :)